Чемодан Абрикосов
Я одинока, как вздох, как распечатанный конверт.
Иероним лежал на кровати в полной темноте и слушал мелодичный храп Розы Адамовны. Ему казалось, что она лежит рядом с ним, а он кажется маленьким-маленьким по сравнению с великолепной соседкой сверху. Когда они случайно встречались в подъезде, Иероним вжимался в стену не то от страха, не то от того, что не мог просто так стоять перед этой женщиной, мечтой поэта. Но сейчас Иероним не мог уснуть. Храп был похож на раскаты грома, на камнепад, на начинающееся извержение вулкана. Он накрывал с головой и не было спасения.
Иероним пробовал считать овец, количество храпов Розы Адамовны, количество оставшихся минут, прежде чем будильник затрезвонит: ноль-семь ноль-ноль. Иероним пытался посчитать шерстинки на хвосте Щенка. Сон не приходил. Сон весь ушел в Розе Адамовне.

Ближе к рассвету Иероним сел за стол и написал в дневнике: "Отдельно проклясть главного инженера и прораба, сэкономившего на звукоизоляционных материалах".

@темы: Иероним Адольфович